О событиях на Сильм-Экстиме и глазе

С 20 июля до 23 августа 2002 года я находился в больнице, там было сделано три операции на приведение в порядок "механики" глаза.

Глаз удалось спасти, хотя разрыв был очень большой (4 с лишним см). К сожалению, оказалась поврежденной центральная часть сетчатки. Тем не менее, на сей момент поврежденным глазом я вижу размытые силуэты предметов на расстоянии до десяти метров.

В течение всей осени предполагалось, что следующая операция - по восстановлению "оптики" - будет в середине-конце зимы. Но на осмотре 19 февраля стало ясно, что дополнительное хирургическое вмешательство остается опасным. Поэтому в начале апреля я пойду делать контактную линзу, а в октябре - косультироваться насчет операции.

Касаемо платности операций. Друзья! Спасибо вам! На сей момент собрана 1000 баксов - этого, насколько мне известно, хватит на практически любую операцию.

Хочу также сказать следующее. Эти собранные деньги - не мои; то, что останется, я положу на счет. На тот случай, если с кем-то вдруг стрясется что-то неприятное и понадобятся деньги на операцию.

Еще раз - огромное спасибо!


Подробности

18 июля перед началом игры Сильмариллион-экстрим мне в глаз прилетела стрела. Лучник стрелял откуда-то сбоку, я его не видел, и за метр до стрелы повернулся к ней лицом. В результате не успел ни уклониться, ни отмахнуться. Насколько я помню, стрела была вполне нормальная; судя по силе удара, лук тоже был не 20 кг - короче, никаких претензий к стрелку у меня нет.

Рядом находились друзья с медицинским образованием (и аптечками с собой:), поэтому мне незамедлительно накапали нужных лекарств; плюс еще в моей собственной аптечке нашлось адекватное обезболивающее.

Еще через несколько минут приплыла моторка, на ней меня в сопровождении Рауко отправили в Михайловск. В тамошней больнице выяснилось, что окулист в отпуске, а до соседней деревни дозвониться не получается, поскольку идет дождь.

Мы отправились в Валинор, там меня положили в палатку, дали еды :-) Галенэль отправилась собирать наши рюкзаки. Вечером удалось найти человека с машиной - увы, помню только, что его звали Паша. Наутро мы поехали в Екатеринбург. Там, что забавно, пришлось объездить четыре больницы, пока нашли действующего окулиста. Окулист заявил, что необходима операция, что шансы есть, но небольшие. При этом всё настолько плохо, что лишние сутки ничего не изменят. Поэтому мы поменяли билеты и поехали в Москву.

В Москве меня встретило любимое начальство на двух машинах и отвезло в первую горбольницу. Там мне поставили диагноз - контузионный разрыв склеры - и сделали операцию, оный разрыв зашили.

Через неделю после операции меня выписали с перенаправлением в институт Гельмгольца, который как раз специализируется по глазам. Там я оказался 26 июля, и врачи стали очень громко ругаться на первую горбольницу, поскольку разрыв был зашит грубо и не полностью, негерметично. Посему 30 июля мне сделали вторую по счету операцию, переделку первой. Сняли наложенные ранее швы и наложили новые. (Помню фразу хирурга во время операции - сознание выхватило из-под наркоза: "Ну вот, пятнадцать швов я уже наложил, осталось восемь":) Разрыв, говорят, очень большой - более четырех сантиметров - и к тому же сложной формы.

Первую неделю всё шло хорошо. Хирург уже стал поговаривать о том, что через несколько дней меня выпишет до конца августа. Но тут резко изменилась погода, глазное давление увеличилось, воспалился и помутнел хрусталик - поэтому пришлось достаточно срочно сделать третью операцию. Во время нее был удален хрусталик и почищено от сгустков крови стекловидное тело.

Еще через две недели - 23 августа - меня выписали, с указанием лежать дома и капать в глаз капли. 28 августа, во время еженедельного осмотра, сняли шов от третьей операции. Было сказано, что, если всё пойдет хорошо, то через год образуется достаточно крепкий рубец.


Крейл Лаурелиндо