Итак, здесь на всеобщее обозрение выложены образчики моего словесного творчества. Я старался выложить всё, что сохранилось в том или ином виде, и это подавляющая часть из всего, что я написал. Всё, как водится, разделено на категории.

Здесь нет объемных вещей, ибо они у меня не удаются. Все выполнено в виде миниатюр.

  •  Рассказы - разное
  •  Рассказы по Толкину


  •  Дед — 00.01.2001; Обращений: 43
  •  Золотое Пламя — 00.03.2001; Обращений: 33
  •  Оставьте меня в покое — 20.07.2001; Обращений: 39
  •  Противостояние — 23.08.2001; Обращений: 29
  •  Пещера — 23.08.2001; Обращений: 30
  •  Strawberry Fields — 18.11.2001; Обращений: 30
  •  Я сижу на балконе — 19.11.2001; Обращений: 31
  •  Свобода — 00.00.2003; Обращений: 35
  •  Басня про квэнов — 00.02.2003; Обращений: 134
  •  Энергия — 18.03.2003; Обращений: 38

  • Я не везде записывал даты, потому нулевые числа значат, что я не помню, когда вещь была написана.

    Strawberry Fields

    Черный экран. Тишина. Медленно, очень медленно набирает звучание вступление песни Strawberry Fields Forever.
    Открываются глаза, перед нами вид от первого лица - БОЛЬШОЙ ГОРОД. Мы идем по тротуару, в толпе прохожих. В боковом зрении - наши длинные волосы.

    Let me take you out 'cause I'm going to... Strawberry Fields...

    Глаза моргают. Видно, что когда наступает тьма, по экрану идут неразборчивые титры. Глаза открываются через секунду, и титры пропадают. Перед глазами уже другая сцена - СТАНЦИЯ МЕТРО. Нас вносят в ВАГОН ПОЕЗДА.

    Nothing is real...

    Люди вокруг и сам поезд вдруг становятся прозрачными. Видны стенки несущегося мимо тоннеля, оплетенные кабелями. Люди и поезд мерцают, как голограммы в SF-фильмах. Мы движемся вперед по несуществующему вагону, сквозь несуществующих людей. К несуществующим дверям. Выходим сквозь них из движущегося несуществующего поезда на существующую станцию.

    And nothing to get hung about...

    Глаза снова мограют, снова бегут белые строчки на черном фоне. Глаза открываются - мы на ЗЕМЛЯНИЧНОМ ПОЛЕ. Оно кругом, насколько хватает глаз. Прямо-таки чувствуется запах, тянущий лечь и лежать.

    Strawberry fields forever.

    Снова тьма. Титры бысто иссякают. На черном фоне появляются зеленые слова песни, плавно возникая из тьмы, и так же плавно уходя в нее:

    Living is easy with eyes closed
    Misunderstanding all you see.
    It's getting hard to be someone, but it's all works out.
    It doesn't matter much to me.

    Мы вновь в БОЛЬШОМ ГОРОДЕ. Люди более чем реальны - приходится довольно резво уворачиваться, чтобы не столкнуться с кем-либо из неиссякающего и всеобъемлющего встречного потока. Порыв холодного ветра кидает волосы на глаза.

    Fade to black. Песня медленно замирает вдали.