Итак, здесь на всеобщее обозрение выложены образчики моего словесного творчества. Я старался выложить всё, что сохранилось в том или ином виде, и это подавляющая часть из всего, что я написал. Всё, как водится, разделено на категории.

Здесь нет объемных вещей, ибо они у меня не удаются. Все выполнено в виде миниатюр.

  •  Рассказы - разное
  •  Рассказы по Толкину


  •  Дед — 00.01.2001; Обращений: 43
  •  Золотое Пламя — 00.03.2001; Обращений: 33
  •  Оставьте меня в покое — 20.07.2001; Обращений: 39
  •  Противостояние — 23.08.2001; Обращений: 29
  •  Пещера — 23.08.2001; Обращений: 30
  •  Strawberry Fields — 18.11.2001; Обращений: 30
  •  Я сижу на балконе — 19.11.2001; Обращений: 31
  •  Свобода — 00.00.2003; Обращений: 35
  •  Басня про квэнов — 00.02.2003; Обращений: 134
  •  Энергия — 18.03.2003; Обращений: 38

  • Я не везде записывал даты, потому нулевые числа значат, что я не помню, когда вещь была написана.

    Дед

    Дед выдохнул облачко дыма, и слепил из него шарик. Туманная сфера, казалось, катилась на месте, оставаясь на морщинистой ладони. Старик пару раз подкинул легонький шарик, и запустил его в стену. Тот медленно и грациозно, как пушинка, описал изящную дугу, отскочил от стены, и развеялся.

    Дед еще выдохнул немного дыма, и изваял из него нечто среднее между кувшином и колбой. Взяв аккуратно получившийся сосуд за ручку двумя пальцами, он вылил прямо на пол перед собой струю более темного дыма, из которого сформировался человеческий череп. Дед плюнул, и треснул череп сосудом. И то, и другое растворилось в чистом воздухе.

    Откашлявшись, старик выдохнул огромное облако - даже, можно сказать, тучу. Несколькими вялыми движениями он предал ей форму сундука, и, отворив крышку, вынул из него сотворенный из дыма кораблик с прозрачными белыми парусами. Положив его на ладонь, дед дунул ему в корму, и кораблик поплыл прямо по воздуху, покачивая высокими мачтами. До первой стены. Сундук тоже пропал.

    Закряхтев, старик поднялся, и, выдув из ноздрей две длинные струи дыма, кончиками пальцев обеих рук создал из них два одинаковых меча, тонких и длинных. Подхватив их из воздуха, он молодцевато свистнул, и встал в воинственную позу. Мечи, как стебли летней травы, изогнулись дугой. Один из них заколосился, и из него на пол выпало несколько зерен. Упав на пол, они проросли дымными растениями, с цветами из спокойного рыжего пламени. Дед на скорую руку развеял мечи, и сорвал один из огненных цветочков, о чем-то глубоко задумавшись.

    Поднеся цветок к крючковатому носу, старик сильно втянул воздух, и яркие огненные лепестки вошли в его ноздри. Дед икнул, у него изо рта выскочило облачко черной гари.

    Старец снова выдохнул, и струя ярчайшего огня оставила в стене уродливое отверстие с закопчеными оплавленными краями.

    Дед тихо зарыдал.